Алан Дзагоев: «Конфликт давно исчерпан»

Алан Дзагоев: «Конфликт давно исчерпан»

Павел Мамаев и Алан Дзагоев
Пятница. Ватутинки. Алан Дзагоев на тренировке ЦСКА.

Корреспонденты «СЭ» побывали вчера на базе ЦСКА в Ватутинках, где армейский клуб начал подготовку ко второй части сезона, и побеседовали с майским возмутителем красно-синего спокойствия.

ТЫСЯЧА ДЗАГОЕВЫХ

— Есть ощущение, что первые после отпуска занятия вам лично даются не очень просто.

— Нормально даются, хотя свежести, конечно, пока нет. Но это и не удивительно: последнюю неделю обстоятельства складывались так, что я даже пробежек не совершал. Но ничего, дня три-четыре — и все придет в норму.

— Что за таинственные обстоятельства? Чем же это вы занимались в отпуске?

— Ездил во Владикавказ. У нас было грандиозное событие — свадьба брата. Готовились к ней, потом проводили. 1300 гостей пришло!

— Сколько?!

— Вы не ослышались — тысяча триста. Даже больше, чем мы ожидали. Одних Дзагоевых было под тысячу.

— Ничего себе!

— Я и сам удивился. Свадьба была очень красивая, с соблюдением всех традиций и обрядов. Мне, правда, почти не удалось посмотреть танцы, о чем очень жалею.

— Наверное, замучили вниманием как главную звезду события?

— Автографов, конечно, пришлось раздать много, но главными звездами все-таки были жених с невестой.

— Самому не захотелось пойти по пути брата?

— Все может быть.

— Интересный ответ!

— Подробностей не дождетесь — можете даже не пытать.

— Поездки на родину, особенно такую хлебосольную, как ваша, частенько заканчиваются лишним весом. У вас подобные проблемы существуют?

— (Вздыхает.) Мамины пироги такие вкусные… Взвешивался сегодня — полтора килограмма действительно надо сбросить. Но для меня это, слава богу, не проблема — через пару дней буду в норме.

— Частенько подобное случается?

— Могу признаться — перед выходом из последнего зимнего отпуска у меня набежало почти восемь лишних кило. Правда, хорошо побегал три дня до начала сбора — и половину сразу сбросил. Но вторую пришлось ликвидировать уже в ходе занятий.

— На штраф не нарвались?

— Я же говорю, что для меня это, к счастью, не проблема — хватает трех-четырех дней, чтобы прийти в порядок.

##2 ЖЕСТКИЙ УРОК

— Не жалко было уходить в короткий отпуск как раз в тот момент, когда команда набрала потрясающий ход?

— Не без того. Мы выиграли пять матчей подряд, а главное, поймали свою игру, которая доставляла всем удовольствие. Много забивали, почти не пропускали… Но не думаю, что мы после отпуска вот так сразу все растеряем — более того, есть ощущение, что короткая передышка пойдет только на пользу: запала никто не утратил, а сил после отдыха только прибавится. Усталость все-таки к концу июня накопилась. Сейчас же все окунутся в работу с охоткой.

— Вам лично ничего не мешает?

— Что вы имеете в виду?

— Нашумевший конфликт с главным тренером…

— В нем давно поставлена точка. У нас был обстоятельный разговор, и тот инцидент окончательно забыт.

— С обеих сторон?

— Да. Будем, как и раньше, работать вместе на благо команды.

— Чему вас тот конфликт научил?

— Прежде всего — быть более сдержанным. Кое-что я для себя кардинально переосмыслил.

— Сдерживаться приходится усилием воли?

— Знаете, нет — я в определенной степени перестроился. Вот, к примеру, оставался в последних двух играх на лавке — и ничего. Не кипел, как раньше. Надеюсь, это свидетельствует о возросшем профессионализме. Лучше бы, конечно, никакого конфликта не было, но, коли уж он случился, надо извлечь урок, благо жизнь меня проучила в достаточно молодом возрасте.

— Урок получился жестким?

— Очень. Когда был отлучен от команды, переживал страшно. Да и в сборную поехал без игровой практики, поэтому в матче с Арменией остался на скамейке.

— Кто вас поддерживал?

— Родные. Но эта поддержка не отменяла того, что они высказали мне по поводу самого моего проступка. Все говорили, что необходимо извиниться, впрочем, я и сам это прекрасно понял еще в Ярославле, сразу после того, как остыл.

— После случившегося легко подойдете к Леониду Слуцкому, чтобы выяснить тот или иной непонятный для вас момент?

— Если это рабочая проблема, почему нет? Речь же не идет о том, что нельзя задавать тренеру вопросы. Нельзя разговаривать с ним в таком тоне, как я себе позволил.

— Не чувствуете по тренировкам, что ваши отношения как-то изменились?

— Нет, сейчас все хорошо. Леонид Викторович, слава богу, мои извинения принял, инцидент исчерпан. Поэтому давайте поговорим на другие темы.

— Так и сделаем, только еще одна маленькая ремарка: в интернете возникло столько версий того, что именно вы сказали тренеру, что пора писать книжку по примеру Матерацци с Зиданом.

— Честно говоря, ничего этого не читал, но могу себе представить. В интернете хватает людей, которым только бы поупражняться в различных домыслах.

— Был в частности и такой: ЦСКА выставил Дзагоева на трансфер.

— Как хорошо, что я редко открываю всевозможные сайты! ЦСКА — команда, которая дала мне путевку в большой футбол, я счастлив в ней и уходить сейчас никуда не хочется. Да и смысла нет.

— Даже в Европу?

— Даже в Европу.

ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ

— В прошлом году летний сбор вы проводили в Вене, сейчас работаете дома, в Ватутинках. Где комфортнее?

— Большой разницы в принципе нет, разве что психологическая нагрузка вдалеке от родины больше — там все время одна и та же обстановка. Здесь же есть возможность уехать вечером домой и немного переключиться.

— Но существует и опасность, что Москва с ее соблазнами…

— Какие там соблазны после двух напряженных тренировок! Усталость такая, что не до искушений.

— Хорошо, соблазны отбросим, но в Москве голова не может ведь отключиться от каждодневных мелких проблем — с кем-то встретиться, за что-то рассчитаться и тому подобное?

— Не знаю, как кому, а мне эти проблемы точно не мешают. Переключение же с базы на дом, напротив, очень помогает.

— Как команда отнеслась к тому, что Вагнер опять опаздывает к началу сбора?

— Никак. Мы об этом знали.

— Нет ли досады или ревности от того, что кому-то позволено больше, чем остальным?

— Нет. Я, во всяком случае, таких чувств точно не испытываю. Если руководство позволило Вагнеру задержаться на два дня — значит, были причины. Уверен, что он приедет и с лихвой отработает поблажку на поле.

— В 2008 году у вас с бразильцем практически с листа возникло уникальное взаимопонимание. Оно и теперь сохраняется?

— Играть с ним очень легко. Другое дело, что результативных взаимодействий у нас стало меньше, но на то есть объективная причина: тогда мы оба играли в нападении, а сейчас у меня другая позиция.

— Более того, в этом году вы сменили уже несколько позиций в связи с тем, что ЦСКА из-за травм и других обстоятельств варьировал схему. На какой игралось комфортнее всего?

— Слева в схеме 4-4-2, как в последних играх.

— Слева — это очень условно, поскольку ЦСКА играл практически без фланговых хавбеков. Но родная-то ваша позиция все равно не эта?

— Родная — «под нападающими» или вторым форвардом. Но при наличии в команде Думбья и Вагнера о ней можно только мечтать. Могу повторить то, что уже не раз говорил: мне в принципе практически все равно, на какой позиции в средней линии играть. Главное — играть.

— Вы сразу сдаетесь в конкуренции с Вагнером и Думбья?

— Нет, конечно. Делаю и буду делать все возможное, чтобы выйти на их уровень и даже его превзойти. Но, согласитесь, это очень непросто.

— Своей игрой в первой половине года довольны?

— Игрой — да, личной статистикой — нет. Забиваю и результативных передач отдаю меньше, чем могу. Даже в прошлом, провальном для меня сезоне статистика была лучше.

— Причины того провала проанализировали?

— Там все вместе сошлось — и пропущенная предсезонка, и жесточайшая конкуренция во втором круге, которую я, увы, в тогдашней форме выиграть не мог. А без постоянной практики набрать форму трудно.

— Сегодня все не так?

— Надеюсь.

— И вы реально рассчитываете вытеснить из состава Вагнера или Думбья?

— Не хочу себя ни с кем сравнивать, главное — работать так, чтобы не оставалось претензий к самому себе.

— Помнится, в 2008-м вас совсем ничего не отвлекало от футбола…

— Меня и сегодня ничто не отвлекает.

— Несмотря даже на наш разговор о свадьбах?

— Ничего себе, куда вы вывернули! Можете быть абсолютно уверенным: мне ничто не мешает, я по-прежнему полностью в футболе.

— Огорчились, что «Алания» уступила «Волгарю-Газпрому» и вам не доведется сыграть кубковый матч в родном Владикавказе?

— Я был на той игре и могу сказать, что «Алания» должна была побеждать. Но где-то не хватило мастерства — в составе владикавказцев было несколько молодых игроков, — а где-то и просто везения. В итоге действительно в родном городе не сыграю, хотя и очень хотел.

— А кого считаете главным соперником в чемпионате?

— Как и до старта — «Зенит». Но ЦСКА никому не собирается уступать лидерства, тем более что осень — традиционно наша пора.

sport-express.ru

09.07.2011 » Интервью


2008-2018 Новости ЦСКА и чемпионата мира по футболу 2018 : КС : Архив